Елена Овручева

Мюзикл "Продюсеры"

Я не являюсь фанаткой мюзиклов, более того, я не любительница музыкального театра, поэтому моё частное мнение не стоит рассматривать как полноценную рецензию. Мюзикл «Продюсеры» волею судеб оказался четвёртым по счёту действом, относимых к данному жанру искусства на которых я имела счастье присутствовать. После «Нотр Дам», «Любви и Шпионажа» и «Зорро» я, честно сказать, многого не ожидала (хотя в последнем актёры много перемещались).  Что ж, надо признать, что я ошиблась в своих пессимистических прогнозах. Действо оказалось не скучным, а местами,  бурлящее феерическим.

Первоисточник мне был приблизительно знаком, т.к. однажды я видела его кинематографический вариант, снятый Мелом Бруксом в 1968 году и удостоенный «Оскара». Мел Брукс адаптировал сценарий для театра и вывел на сцену пройдох и аферистов из знакомого ему бродвейского мира и заставил их функционировать по законам жанра: массовые танцевальные номера, преувеличенные эмоции, "шел-шел — и вдруг запел".

"Продюсеры" идут почти в 30 странах, и везде ставятся почти в полном соответствии с драматургией первой версии мюзикла, премьера которой состоялась в апреле 2001 года в St. James Theatre на Бродвее.


Жалкий рядовой бухгалтер Лео Блум подсказывает некогда удачливому продюсеру Максу Бьялостоку, как заработать денег на заведомо провальной постановке. Они находят "худшую пьесу в истории" — произведение двинутого голубятника Франца Либкинда "Весна для Гитлера", нанимают режиссера-гея, "актеров вообще без голосов" и "лишь припадочных танцоров" и неожиданно получают хит.

Видимо, мало кому за пределами США досконально ясна юридическая закавыка пьесы, а именно — почему провальная пьеса выгоднее успешной, это как с наваром Чичикова в "Мертвых душах" — надо объяснять отдельно. Зато бесперебойно смешит набор персонажей — циничные продюсеры-евреи, геи-нарциссы, похотливые старухи, карикатурный драматург-неонацист, живущий на Брайтон-Бич, долговязая шведка с идиотским акцентом. Все эти персонажи воспроизведены в российской версии близко к первоисточнику, зрители то и дело покатываются со смеха, благо, постарались переводчики Ирина Лычагина и Алексей Кортнев.

Правообладатели дали русским постановщикам больше свободы, чем прочим, и переводчики не отказали себе в удовольствии насытить тексты знакомыми публике реалиями. Тут тебе и Есенин с Тарасом Бульбой, и "люди, львы, орлы и куропатки", и даже "замочить в сортире". Наконец, в сцене кастинга один из претендентов на роль Гитлера исполняет "Буги-вуги каждый день" из репертуара бит-квартета "Секрет". Иногда отечественные приметы выглядят в спектакле не ироническими ремарками, а подсказками для совсем тупых. Так, перед появлением режиссера Роджера Де Бри оркестр наигрывает "Голубую луну" Бориса Моисеева. Благо, таких решений в спектакле немного. И к чести исполнителя роли Де Бри Алексея Черных играет он отнюдь не гея-клоуна со всеми стандартными ужимками, а хоть и карикатурный, но полномерный, объемный характер.

О количестве геев как на сцене, так и в зале надо сказать отдельно. Множество юношей в обтягивающем трикотаже стреляли глазами по всем направлениям уютного партера, помахивая яркими программками. Тем самым добавляя пикантности происходящему и радуя глаз. В некоторых танцевальных номерах яркая волна обрушивалась со сцены в зал, вызывая бурю восторгов, особенно у тех самых юношей.

Вообще индивидуальные черты каждой постановки "Продюсеров" видны не на сцене, а в обществе. "Продюсеры" таковы, каково в каждой конкретной стране отношение к ключевым темам мюзикла — к геям, к деньгам, к неонацистам. Гей в США — в большой степени символ свободы, в России — объект насмешек, так что господин Черных сделал даже больше, чем можно было ожидать. К деньгам в обеих странах отношение теперь примерно похожее, поэтому фраза "сделай два отчета: один для нас, другой — для налоговой" смешит примерно одинаково. Нацизм в США — почти такой же отвлеченный объект насмешек, как и геи, в России же ко всему, что связано с этой темой, отношение в высшей степени серьезное. Поэтому если, например, в лондонской версии "Продюсеров" мюзикл "Весна для Гитлера" выглядел отдельной вызывающей восхищение постановкой, отточенной до каждого стежка на кителе Гитлера, то у нас это почти гайдаевская комедия, хоть и со свастиками. На общем фоне мюзикла она не выглядит ярким пятном, она вписана в общую динамику и потому шокирующего эффекта не производит даже на тех, кто с сюжетом "Продюсеров" незнаком.

Наконец, продюсеры почти попали в точку с лидирующим актерским дуэтом. Егор Дружинин (Блум) не стремится к вокальным высотам, но невероятно пластичен, и костюм застенчивого бухгалтера сидит на нем как влитой. На роль Макса Бьялостока надобен был очень хороший актер (на Бродвее, а потом и в Лондоне его играл Натан Лайн) пригласили Максима  Леонидова (экс бит-квартет «Секрет») и Юрия Мазихина из "Норд-Оста" - говорят, первый чрезвычайно хорош, но мне повезло увидеть второго; он хорош чрезвычайно.

Режиссер  Давид Смелянский придумал множество деталей, мизансцен и трюков.. Сцена Et Cetera (именно в этом театре под руководством А. Калягина) с ее уникальным техническим оборудованием позволила сделать шоу, которое кажется масштабным и эффектным.

И вот, по-моему, первый случай, когда не нужно ехать на Бродвей: на Мясницкой,  я думаю не хуже. Теперь последний вопрос: смогут ли московские артисты продержаться так же долго? На Бродвее "Продюсеров" сыграли 2,5 тысячи раз. Правда, там при этом не отвлекались на Чехова, Сухово-Кобылина и Беккета.


+6
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Яндекс.Метрика